?

Log in

No account? Create an account
ни облачка - Неможливе можливо [entries|archive|friends|userinfo]
неможливе можливо

[ My house | Мой сайт ]
[ Информация | About the Butterfly ]
[ Прошлое | Sweet dreams ]
[ Избранное | Метки ]

Links
[Links:| Международная академия фотографии Студия Онли Вконтакте ]

ни облачка [июл. 15, 2009|01:18 am]
Нираль
[Tags|]

     ...А потом полил дождь. Она так его ждала. С самого утра что-то витало в воздухе. Как легкое предчувствие чего-то важного....

     Выйдя из дома, она зачарованно посмотрела в небо. Ни облачка. Предательски светило солнце, асфальт плавился от жары. Каблуки впечатывались в него, оставляя квадратные вмятины.

     "Ну и жара!" - мысленно воскликнула она и еще раз шепотом вслух.
Какой-то дедок, шедший навстречу, согласно кивнул и вытер со лба капли пота.

     "Ну и что!" - вскинув сумку на плечо, поспешила в дела, будничные, как обычно. "Все равно будет дождь!" - вторая мысль неотступно следовала за первой и заставляла улыбаться. И жаркому, палящему солнцу, и встречным прохожим, которые недоуменно хмурились в ответ.

     Полдня в общении с людьми, две приятные встречи и вот наконец-то - воздух насытился озоном, как когда-то на море, еще совсем недавнем и таким далеким. Выйдя из автобуса, по привычке подошла к киоску. На витрине разложены вчерашние журналы и газеты. Киоскерша тоскливо поглядывала в небо. Ни облачка. "Ничего, все будет!" - подбодрила она киоскершу мысленно и улыбнулась. Дама в фартуке служителя прессы неодобрительно покачала головой, будто бы возражая "много ты знаешь, мелочь пузатая!" Но она знала. Так ничего и не купив, отошла от киоска.

     Напротив тетки неопределенного возраста разложили на ящиках пластиковые стаканы с малиной и земляникой. Переругивались между собой из-за покупателей, нахваливали товар. Сбоку пригрелась старая армянка с малосольными огурцами и первой вишней. Тетка в замусоленной косынке провожала спешащих домой косым взглядом. "Ну кому в такую жару нужны огурцы!" - она утешительно вздохнула, взглянув на армянку и прошагала к бочке с квасом.

     "Холодный?" - только и успела спросить она. Дородная тетушка тут же засуетилась, помяла в руках маленький стаканчик, бросила его назад, в сетку и достала большой, поллитровый. Налила почти полный, сдула пену, долила. "На, дочь, пей. Жарищааа! Ни облачка!" - тетушка как будто прихлопнула комара своими словами. Как прищелкнула языком назойливое насекомое. Скомкав полученные десятки, суетливо спрятала в карман фартука. Уселась на привычную табуретку. И заскучала.

     Ее звали Юля. Светлые волосы, заколотые в хвост. Джинсы, футболка, сумка, сандалии. Все по-летнему. Все как всегда. Все как у тысячи сотен таких же девушек на улицах летнего города.

     Со стаканом в руке Юля неспеша пошла по дорожке в парк. Здесь, в тени деревьев, все сильнее ощущалось лето. Здесь пахло отпуском, морем и чем-то еще. Таким неуловимым, и таким желанным. "Дождем пахло!" - подумалось ей. Ни облачка. Взгляд в небо. Все ближайшие лавочки заняты. Два парня пьют пиво из запотевших бутылок и обсуждают футбол. Парочка целуется, забыв обо всем. Две бабульки судачат о собственных внуках, детях, соседях. Молодая мамашка уткнулась в книгу, рядом в коляске спит младенец. Все как всегда.

     Каждый вечер Юля проходит через парк. Выходит на пирс и застывает, глядя на закат. Привычный ритуал. Здесь как будто и нет города, нет рабочих будней. Здесь каждый вечер, специально для нее, Юли, звучит Джо Дассен. А стоит закрыть глаза и уже будет казаться, что и не родной город вовсе, а какая-нибудь непривычная заграница. И за спиной кафе с круассанами и пахнущим шоколадом кофе. А ниже, по бульвару, вовсе не музей каких-то там искусств, а очень даже известная галерея известного живописца или скульптора. Или кинотеатр, в котором крутят старые фильмы без перевода. А у тротуара припаркованы мотоциклы в огромном количестве. А еще лучше представить, что там, за спиной - променад. Таким словом, кажется, отдыхающие называют набережную, становившуюся любимым местом вечерних прогулок. И вот множество парочек прогуливается там, за спиной. Юля подставляет лицо предзакатному солнышку. И даже сквозь закрытые веки чувствует - на небе ни облачка! Все то же яркое небо, что и днем. Синее, до глубины. Как отражающаяся в небе вода. Или небо в воде? Да не все ли равно.

    Осушив свой стакан до дна, Юля разворачивается и уходит в деревья, на траву. Здесь, падает на землю, раскинув руки в разные стороны. В одной стороне оказывается сумка, в другой - уже опустевший стакан. Смотрит в небо. И ждет.
Над головой шумят листья. Ветер игриво заплетает ветви в косы, расплетает их снова и опять, по тысяче раз. Юля вдыхает и чувствует. Запах озона. Предчувствие.

    Ей кажется, вот еще минута и небо насупится, как обиженный ребенок. Захлюпает носом. Скуксит забавную мордашку, готовый вот-вот заплакать. И будет хитро подглядывать из-под ресниц на реакцию взрослых. Смотрят? Жалеют? А потом - показательный концерт. Слезы ручьями, крик, оглушающий как сирена. Падение на пол, битье руками и ногами. Детская истерика.

     Юля придвигает к себе сумку поближе и переворачивается на живот. И уже не жалко джинсы, которые могут пострадать от зеленой травы, не жалко белую футболку, которая на животе притирается к земле. Она лежит, уперев локти в землю, перед собой сумка, - и смотрит куда-то вдаль, как будто зовет. Призывает дождь. И ветер в ответ все сильнее шуршит листвой над ее головой. И вот уже трава пригибается под его волей. И в воздух вздымаются фонтанчики пересохшей земли.

     Юля ловит себя на мысли - а ведь в парке с недавнего времени появилось много птиц. Сначала скворцы, потом соловьи, чьи трели постоянно будят ее по утрам. А теперь вот еще и кукушка. "Эй, кукушка, сколько там у меня?" "А хотя, впрочем, неважно. Сколько, нисколько, все мое".

     Взгляд в небо. А там. Темные, свинцовые тучи. Еще вот 5 минут назад. Ни облачка. И какой контраст. Все вокруг потемнело. И солнца нет в помине. Как будто и не было привычных минут на пирсе. И не было стакана с квасом. А был только этот сине-черный контраст. "Ох, сейчас ливанет!" Какая-то тетка с визгом бежит по дорожке. А Юля даже не удостаивает ее взглядом. Подымается с земли, отряхивает локти и колени, подхватывает сумку и пустой стакан. И идет навстречу ветру. Дорожка, усыпанная гравием, приятно шуршит под ногами. И Юля идет, не замечая, как разбегаются окружающие в поисках укрытия от готового пролиться дождя. Но нет. Пока еще лишь небо угрощающе коситься в сторону земли. Смотрит. Как там реакция? Жалеют? Можно уже? Или еще надо подождать?

    Юля кивает, как будто давая небу разрешение - да плачь уже, можно. И в ответ первый, еще не затяжной, но уже угрожающий рокот. Как будто где-то в порту грузчики уронили лист металла, и он громыхнул всей своей тяжестью о каменную поверхность. А следом упал еще один. И еще. И эхо повторяет звук падения.

     Кап. Юля удовлетворенно кивает. Кап. Подпинывает сандалией камешек. Кап-кап. Вопросительно. И несмело. Юля кивает - смелее. И в ответ на ее кивок падают капли одна за другой. И яркие всполохи между деревьями. А впереди дорога желто-оранжевых фонарей. Дверь подъезда.

     Под ноги летят ягоды спелой вишни. Разбиваются, смешиваясь в пыль каплями крови. Или сока? И запах озона. Запах моря. Запах недавнего лета там, где кафе и круассаны. Где музей и его теплая ладонь. Где бульвар. Где косынка, подол юбки в горошек и велосипед. Где спортивные тапочки и туфли на каблуках. Где джинсы и рубашка поло. Где сок спелой вишни на губах. Или кровь?

         ...А потом полил дождь. Она так его ждала. С самого утра что-то витало в воздухе. Как легкое предчувствие чего-то важного....

СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: danitta
2009-07-15 05:18 am
восхитительно, Мила! Так волнующе, летяще, поэтично...
такое было отвратительное настроение с утра, а почитала твой текст, и какое-то умиротворение сошло, и спокойствие, и легкая улыбка.. как у твоей героини:) Спасибо
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: prince_korvin
2009-07-15 10:39 am
согласен :)
спасибо Ниралька :)
(Ответить) (Parent) (Thread)